Календарь

Свежие комментарии

Warning: in_array() expects parameter 2 to be array, null given in /var/www/agiatriada-taganrog.ru/htdocs/wp-content/plugins/nextgen-gallery/products/photocrati_nextgen/modules/nextgen_gallery_display/class.displayed_gallery.php on line 657

Warning: in_array() expects parameter 2 to be array, null given in /var/www/agiatriada-taganrog.ru/htdocs/wp-content/plugins/nextgen-gallery/products/photocrati_nextgen/modules/nextgen_gallery_display/class.displayed_gallery.php on line 662
Архивы

Что значит: «люби ближнего своего»

Представьте себе: на улице вы увидели, как с каким-то человеком стало плохо или, допустим, к нему пристают негодяи, но вы прошли мимо как ни в чем не бывало – а потом вдруг выясняется, что это был ваш родственник или близкий человек, которого вы просто в тот момент не узнали. Уж как тогда будет стыдно! Суть же этого примера заключается в том, что к другим надо относиться так, как если бы это были близкие нам люди.

devocka_spichki
Девочка со спичками. Иллюстрация к сказке

В сказке Андерсена «Девочка со спичками» рассказывается про девочку, которая пыталась согреть себя, зажигая спички одну за другой. И с каждой вспышкой ей в ее детском воображении представлялись удивительные картины: теплая печь с блестящими медными шариками и заслонками, жирный новогодний гусь, который поднимается с тарелки и идет к ней, новогодняя елка с игрушками, покойная бабушка – так вплоть до того момента, пока она не замерзла. Ей всего лишь надо было обогреться, а никто не пришел на помощь. У Достоевского есть, кстати, очень похожий рассказ – «Мальчик у Христа на елке»: ребенок замерз, потому что холоден мир людей. Но ведь эти два литературных персонажа – отражение наших реалий, того жестокого отношения к ближним, которое рождается в эгоистичном и безжалостном сердце.

Люди еще бывают способны к героизму и самоотверженной помощи в исключительных обстоятельствах. Помню, как вместе с близким священником, отцом Сергием, и его тремя детьми мы ездили на святой источник в Малинники. На обратном пути, переезжая через железнодорожные пути, машина батюшки заглохла, и тут же закрылся шлагбаум, трезвоня о приближающемся поезде. Автомобиль категорически отказывался заводиться, времени на спасение оставалось не очень-то много. Возле шлагбаума стояли еще две машины, из которых сразу же вышли люди и помогли нам вывезти автомобиль с путей.

Если бы мы были так же внимательны друг к другу в своей будничной жизни! Собственно, христианство призвано преображать наши будни, и Христос проповедовал Евангелие, чтобы оно было реализовано не где-то в экстремальных ситуациях или на войне, куда далеко не всем нам дается попасть, а в наших буднях, в повседневном общении с ближними.

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Ин. 13: 34), – вот слова Спасителя. Конечно, и в Ветхом Завете Господь повелевал любить ближних (см.: Лев. 19: 18, 34). Да и сама наша совесть, данная нам Богом, всегда свидетельствует о необходимости любви. Тем не менее, придя на землю, Господь обрел эту заповедь совсем забытой. Забываем ее и мы. Она и для нас, эта заповедь, всегда новая.

Любовь, принесенная в мир Христом, имеет и действительно новый, более возвышенный смысл – это любовь по примеру Самого Христа, жизнь свою полагающая за ближних.

Все мы, конечно, хотим, чтобы другие люди поступали с нами хорошо: были бы к нам добры, приветливы и услужливы. Вот именно так поступать с другими людьми призывает нас Спаситель: «Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф. 7: 12). Поэтому перед каждым своим поступком стоит подумать: я хочу сделать для другого человека то и то, а приятно ли было бы, если бы кто-то это сделал мне? Если сердце подскажет «да», тогда нужно делать, если же «нет», следует воздержаться.

А хотите определить, есть ли у вас любовь к вашему ближнему? Если у вас есть что-то очень нужное вам, и, когда это понадобится вашему ближнему, вы с радостью предложите ему, не ожидая взамен чего-либо, то вы любите ближнего. Причем это относится не только к какому-нибудь предмету, но и к самому времени, которого всем так не хватает и которым, конечно, всегда пожертвуешь ради того, кого любишь.

В «Достопамятных сказаниях» рассказывается, как однажды иноки в присутствии аввы Иосифа начали разговор о любви. Старец сказал: «Мы не знаем, что такое любовь. Вот образец любви: авва Агафон имел ножик, необходимый ему для рукоделия. Пришел к нему брат и, увидев ножик, похвалил эту вещь. Авва Агафон немедленно начал упрашивать брата, чтоб он принял ножик в подарок, и не дал брату выйти из келлии, пока не уговорил его принять понравившуюся ему вещь».

«Что же в этом особого? – скажет современный человек. – Подумаешь, подарить ножик… Мы бы хоть сотни таких ножей раздарили!» Но надо учесть, что иноки IV–V веков были лишены финансового снабжения и каких-либо благ цивилизации, они жили в далеком от людских поселений, пустынном месте, где нож являлся одним из главных орудий труда, а приобрести новое орудие было крайне трудно. Это то же самое, что современному человеку отдать главное орудие своего пропитания – допустим, водителю отдать автомобиль, а банкиру пожертвовать банком. Отдавая ближнему то, что жизненно необходимо тебе, ты, конечно же, проявляешь любовь.

Вот история из жизни знакомых людей. Светлана Н., добрая, отзывчивая женщина, работала завучем в престижном образовательном центре. Ее брат, увлекшись идеалами золотого тельца, допустил серьезные просчеты, не рассчитал свои коммерческие возможности и разорился. К тому же он взял под кредит иномарку баснословной цены. Пропустив положенный в договоре срок, он непомерно увеличил свой долг и оказался в кабальной зависимости. Светлана недавно по состоянию своего здоровья уволилась, средств к заработку не было, и, чтобы спасти брата, она продала собственную квартиру. Долги брата оказались покрыты, но сама Светлана уже вынуждена жить в крайне стесненных условиях.

Конечно, хотелось бы видеть, что Господь воздает за подобные жертвы благополучием и во внешней жизни. Но с позиций духовного мира, не внешняя жизнь имеет первостепенную ценность. По крайней мере, совершенно верно то, что люди безжертвенные носят в самих себе мучение, а жертвенным людям Бог подает утешение, причем утешение куда большее, чем иномарка, взятая под кабальный кредит.

Miloserd_samarynin_01
Милосердный самарянин

Подлинная любовь к ближнему познается по той внутренней боли, которая является в сердце, когда мы узнали о скорби ближнего. Отсутствие любви проявляет себя в равнодушии – этой тишине мрачного омута, поглощающего живые и чистые чувства. Если ваш ближний заболел и вы почувствовали скорбь как за себя самого, то вы любите ближнего. Если вы узнали, что у другого человека беда, и тут же подумали, что предпринять для помощи ему, то вы не лишены христианских чувств. Но если, услышав о случившейся неприятности, вы подумали: «Хорошо, что меня в тот момент рядом не было, чтобы нести его тягости», – значит, вы далеки от любви.

Вместе с тем любовь – это не только когда ты сострадаешь скорбящему, но и когда ты радуешься чужой радости. Увы, есть люди, которые готовы попереживать, услышав о бедствии ближнего: «Ой, уж и как тебе тяжело, и как мне тебя жалко-то». Но стоит им услышать о его благополучии, как их лица бледнеют, а сердца наполняются возмущением: «Так вот ты какой». Народная мудрость по этому поводу создала афоризм: трудно прощать чужие недостатки, но еще труднее прощать чужие достоинства.

Допустим, если я слышу, что кому-то дали литературную премию, и с досадой думаю: «А почему не мне?», то это уже эгоизм. Если же, услышав от близкого мне писателя, что он победил в международном конкурсе, я порадовался за него, то, стало быть, и я, слава Богу, не лишен, пусть и малой, крупицы любви. «Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими» (Рим. 12: 15), – говорил святой апостол Павел.

Понаблюдайте за собой, и вы точно поставите диагноз своим собственным внутренним чувствам. Суть же сказанного такова: радость о чужой радости есть верный признак любви к нашему ближнему.

Как еще заметить в себе христианское отношение к ближним? Если вы порадовались о ближнем, что ему, в отличие от вас, скажем, существенно повысили зарплату, что у него наступил в жизни успех, тогда как у вас неприятности, и вы прославили Бога за ближнего своего, то это, можно сказать, первые ростки христианской любви в вашей душе.

Напротив, отсутствие любви к ближним очень хорошо определяется по наличию в душе зависти. Зависть – всегда внутренний бунт: почему другой получил то, чего я не имею? Зависть – это самое очевидное, наглядное выражение эгоизма: всё только мне, а другим ничего. Так согрешил первый ангел, обладавший высочайшим могуществом и славой, но позавидовавший славе Творца и из-за этого всё потерявший. Так постоянно грешат и люди, думая, что кому-то лучше, чем им. В конечном итоге зависть есть самоуничтожение, ибо зависть – это неудовлетворенность заботой Божией о тебе и протест против того реального места, на которое Господь поставил тебя в твоей жизни. Потому среди десяти заповедей последняя направлена как раз против зависти: «Не желай жены ближнего твоего и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабы его, ни вола его, ни осла его, ни всего, что есть у ближнего твоего» (Втор. 5: 21). Итак, зависть – самая наглядная противоположность любви.

Без любви к ближнему невозможно любить Бога, «ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1 Ин. 4: 20). А без любви к Богу невозможно спасение.

Значит, кто не любит ближних, тот человек погибший?

Avva_Dorofei_01
Авва Дорофей

Не будем отчаиваться. По крайней мере, если любви нет, ее можно взращивать. Каким же образом? Это объясняет преподобный авва Дорофей: «Спаситель говорит: “Возлюби ближнего твоего, как самого себя” (Мф. 22: 39). Не обращай внимания на то, как далеко ты отстоишь от этой добродетели, чтобы не начать ужасаться и говорить: “Как можно возлюбить ближнего, как самого себя? Могу ли я заботиться о его скорбях, как о своих собственных, и особенно о скрытых в его сердце, которых не вижу и не знаю, как свои?” Не увлекайся такими размышлениями и не думай, чтобы добродетель превышала твои силы и была неисполнима. Но положи начало с верою в Бога, покажи Ему твое произволение и старание – тогда увидишь помощь, которую Он подаст тебе для совершения добродетели. Представь себе две лестницы: одна возводит вверх на Небо, другая низводит в ад, а ты стоишь на земле между ними. Не думай и не говори: “Как я могу взлететь от земли и очутиться вдруг на Небе?..” Это, конечно, невозможно, да и Бог не требует этого от тебя, но берегись, чтобы не сойти вниз. Не делай зла ближнему, не огорчай его, не клевещи, не злословь, не уничижай, не укоряй. А позже начнешь мало-помалу и добро делать брату своему, утешая его словами, сострадая ему или давая ему то, в чем он нуждается. И так, поднимаясь с одной ступени на другую, достигнешь с помощью Божией и верха лестницы. Ибо мало-помалу, помогая ближнему, ты дойдешь до того, что станешь желать и пользы его, как своей собственной, и его успеха, как своего собственного. Это значит возлюбить ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22: 39)».

Собственно, путь христианской жизни к этому и ведет, и автор не раз видел, как люди, ранее холодные, жесткие сердцем и беспринципные, воцерковляясь, изменялись даже лицом – в их глазах появлялись добро и любовь. А преподобный Макарий Великий объяснял это так: «Как пчела незаметно для людей строит соты в улье, так и благодать тайно созидает свою любовь в сердце человека, изменяя горечь в сладость, а жестокое сердце – в доброе. И как мастер по серебру, делая резьбу на блюде, постепенно покрывает его узорами и только после окончания своей работы показывает свою работу во всей ее красе – так и истинный Художник – Господь – украшает резьбой сердца наши и таинственно обновляет их, пока мы не переселимся из нашего тела, и тогда обнаружится красота нашей души».

Вот почему в жизни каждого из нас так важна аскеза, внутренняя работа над собой. Бог смотрит, прежде всего, на сердце человеческое, и значит, важно уделить внимание внутреннему очищению, чтобы в глубинах нашей души не затаились гордость, своенравие, жестокосердие и чтобы злые, нечистые мысли, словно разъяренные псы, не грызли наше собственное сердце. По внешнему виду мы все добропорядочны и вряд ли похожи на откровенных преступников, но в своей подлинной сути человек таков, каким он является, прежде всего, в своем сердце. Поэтому надо честно всматриваться в глубины собственной души, дабы увидеть тех внутренних церберов, которые превращают нашу душу в мрачный аид. А церберы эти проявляются в нас, когда мы общаемся с ближними.

Освобождая душу от оков страстей, мы освобождаем в сердце место для любви. Чистое сердце относится и к ближним чисто. Когда преодолено себялюбие, только тогда и возможна любовь к другим.
Валерий Духанин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha